неофициальный сайт о творчестве актера и музыканта

Актер Александр Дьяченко: «Каспарайтис пытался меня «завалить»

Как все же тесен мир. Такое ощущение, что теория «шести рукопожатий», про которую недавно фильм сняли — «Елки», и правда работает. Матч звезд, который проходил в Петербурге в минувшую субботу, собрал под сводом Ледового людей всех мастей. Объединяло их одно — любовь к хоккею. Выйдя в перерыве игры в вестибюль дворца спорта, увидела высокого, мощного брюнета. «Точно игрок, — подумала я. — Вот только где я его видела? Причем недавно… «Ак Барс», «Салават», может, ЦСКА?» — закружилось в голове. «Стоп! Да ведь это актер Александр Дьяченко, сыгравший роль хоккеиста Дмитрия Громова в культовом фильме «Брат-2»», — осенило меня.

Буквально неделю назад видела в Питере Дарюса Каспарайтиса, подыгравшего ему в одном из эпизодов легендарного фильма, и вот тебе, пожалуйста, еще один персонаж. Узнала Дьяченко не я одна. Стоило ему сделать шаг навстречу буфету, как его мгновенно обступили любители автографов. Спустя несколько минут корреспондент «Спорта» уже сидела рядом с актером на трибуне.

Тренер «Питтсбурга» отправил меня на лед.

— Вас кто-то пригласил на Матч звезд?

— Нет. Моя личная инициатива. Впрочем, билет не покупал: помог Сергей Гимаев.

— Вы с ним дружите?

— Да. Даже играли в одной любительской команде, которая базируется при ЦСКА. В ней играют звезды хоккея, а также разные публичные люди. Катаются с нами Якушев, Лутченко… Покойный Кузькин играл, наш бессменный капитан, земля ему пухом.

 

— Расскажите о ваших отношениях с хоккеем. Ведь вы очень точно передали образ хоккеиста в фильме «Брат-2»…

— Танечка, я уже давно перестал отвечать на вопросы, связанные с хоккеем и фильмом. Сам не знаю, почему даю интервью.

 

— Цитируя фильм, скажу: «Русские своих на войне не бросают». В городе, где играл и тренировал Каспарайтис, вы просто обязаны вновь вспомнить те времена. Сложно было сыграть хоккеиста?

— Не сложно. Тем более что я с детства любил хоккей. Вырос в атмосфере вражды канадского и русского хоккея. И, когда переехал жить в Америку, вдруг увидел обратную сторону медали. Мир их глазами. Я плохо знал американский хоккей, но прекрасно понимал, что происходит с нашими ребятами, которые приезжают за океан. Все происходило на моих глазах. Так что играть роль хоккеиста в общем-то и не пришлось, чувствовал себя как в своей тарелке. К тому же на коньках худо-бедно стоял.

 

— Так вам по роли кататься не пришлось…

— И тем не менее в день съемки эпизода на тренировочной арене Питтсбурга провел полноценную тренировку с командой. Помню, когда мы закончили снимать, я направился в раздевалку. Но тренер «Пингвинов» строго спросил меня: «Куда ты идешь?». «Так ведь мы уже закончили снимать», — ответил я. «Парень, что на тебе за майка?» — не успокаивался коуч. «Питтсбурга», — отвечаю я. «Так вот, у хоккеистов «Питтсбурга» сейчас тренировка!» — сказал тренер, и мне пришлось задержаться.

 

— Вон какой вы фактурный мужик! Наверное, тренер «Питтсбурга» хотел сделать из вас хоккеиста? Небось много комплиментов отпустил в ваш адрес?

— Фактура не главное. Главное — мастерство. Мои способности ни в какое сравнение не шли с мастерством тех парней. То, что я парень неплохой, говорили. Врать не стану, а вот хвалить мое катание язык ни у кого не повернулся (улыбается)

 

— Как вам понравился «балагур» Дарюс Каспарайтис?

— Честно говоря, сейчас мы с ним не общаемся. У него своя жизнь, у меня своя. Жизнь нас разбросала по свету. Но баек много помню. Почему-то мне запомнилось, как Дарюс с длинными волосами — как у Олега Попова — голый бегал по раздевалке и постоянно хохмил. Устраивал игрокам какие-то совершенно чумовые подставы, приколы… Постоянно что-то «химичил» с чужой одеждой или амуницией.

 

— Одним словом, скотчем коньки обматывал?

— Обязательно. Постоянно находился в процессе какой-нибудь шалости. По окончании тренировки он принялся меня «раскалывать».

 

— Как это?

— Я должен был разогнаться, подъезжая к воротам, а он меня «заваливать». Пару раз у него это, естественно, получилось. Потом незаметно для себя он начал заводиться по-настоящему. Я тоже приноровился и перестал попадаться на его уловки. Тогда он махнул на меня рукой, а свои промахи объяснил моей медлительностью.

 

— Нападающий Алексей Морозов совсем другой: милый и улыбчивый парень. А каким он вам показался?

— Именно таким: милым, рассудительным и улыбчивым. С ним мы тоже подружились. Прекрасно знаю всю его семью: отца, маму и даже бабушку. Когда Леша приехал в Питтсбург, мне довелось помогать ему с адаптацией в чужой стране. Тогда по роду деятельности был связан с хоккеем. В мои обязанности входило помогать русским — по приезде в Питтсбург.

 

— Как думаете, Каспарайтис мог бы стать актером?

— Еще Шекспир сказал, что у нас у всех есть актерские задатки. И каждый может сыграть какую-то роль в своей жизни. Но любая профессия требует умения, навыков. Когда приходит человек с улицы и играет, не дай бог, Гамлета, то к профессии это не имеет никакого отношения.

 

— Раскрою вам секрет: Яшин и его друг Каспарайтис до сих пор слушают песни из фильма «Брат-2»…

— Неудивительно, на мой взгляд, фильм «Брат» — веховая в истории России картина, культовая. Культовость появляется тогда, когда есть некий резонанс со временем. При точном попадании в атмосферу, дух эпохи.

 

У многих в НХЛ не выдерживала психика.

— Вы осуждаете своего героя Дмитрия Громова за то, что он не помог деньгами земляку Даниле Багрову?

— С точки зрения морали и общечеловеческих понятий о справедливости, конечно, осуждаю. В то же время прекрасно знаю, что происходило с молодыми ребятами, которые приезжали в те годы в Америку. На них сваливалось огромное бремя: финансовой состоятельности, внимания прессы, славы… Психика не выдерживала, ломалась.

 

— Из грязи в князи?

— Дело даже не в этом. Слишком много грязи было на родине. И слишком много «княжеского» там, куда они приехали. Какое-то время ребятам не хотелось иметь дело с тем, что тянуло их обратно в болото, из которого они только что вырвались. Может, это не совсем верное определение того, что с ними происходило. Но попав в другой, более чистый с точки зрения морали мир, где им было комфортно, они старались забыть прошлое как страшный сон.

 

— В фильме вы играете друга Сергея Бодрова. Какие в жизни вас связывали отношения?

— Мы не были друзьями, только приятелями. Познакомились еще до начала съемок фильма и после общались. Запомнил его очень умным, рассудительным и спокойным человеком. В отличие от большинства людей, которых жизнь испытывает неудачами, его она испытывала удачами.

 

— То есть кому много дано, с того много и спросится?

— Абсолютно верно. Так и запишите. Смерть Бодрова стала трагедией для всей страны. По степени народной любви поставил бы его на одну ступень с Виктором Цоем.

 

— За какую команду вы болеете в жизни?

— Разумеется, за ленинградский СКА!

 

— Расстраивает, что армейцам пока так и не удается победить в чемпионате страны?

— В команде собраны звезды с невероятным стажем и потенциалом… Но, видно, есть в формуле хоккейного успеха какой-то загадочный компонент, который не всегда зависит от уровня исполнителей.

 

— Знать бы, что это за компонент…

— Наверное, должно быть больше души, сердца. В Америке при характеристике хоккеиста используют фразу: он любит игру всем сердцем. И это очень важное качество.

 

Татьяна Чернова

08.02.2011 г.

«Спорт день за днем»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

audio
Матовый мир Antigo
Архив новостей